Модные тенденции 2011 специально для круглых животиков
Будущие мамы – это прежде всего женщины! А практически любая женщина очень хочет постоянно хорошо выглядеть. Если округлившийся живот уже не влезает в Вашу обычную одежду, то пришло время подумать про смену собственного гардероба.

История прививка от оспы


когда перестали делать, кто придумал вакцину

В связи с появлением в Европе, в Украине и в России, в частности в Волгоградской области, таких инфекционных заболеваний, как корь и ветрянка, возобновились дискуссии между последователями и противниками вакцинации. Но речь в этом обзоре пойдет о другом заразном заболевании, о черной оспе, как о примере того, что история оспенной вакцины дает понять – человечество обладает возможностями для того, чтобы обуздать любые эпидемии инфекционных болезней.

Что касается продолжающихся споров о вакцинациях, то, казалось, что вопрос о необходимости прививок был окончательно закрыт, и начинать дискуссии по этому поводу является бессмысленным занятием, когда еще в 1980-м было объявлено о полной победе над оспой. Что стало результатом инициативы Советского Союза, который в 1958-м на саммите ВОЗ предложил осуществить оспенную вакцинацию всем людям в мире.

Однако сейчас под влиянием ложной информации или фейк-ньюс о вреде прививок, появилось много сторонников отказа от вакцинации. Отказ от прививок толкает не только этих людей и их окружение на смертельную опасность, но и все человечество ставит под угрозу эпидемий.

Кто придумал, а также сделал прививку от оспы впервые?

На протяжении столетий население планеты подвергалось заражению такого заболевания, как черная или натуральная оспа, появившейся еще в глубокой древности в результате мутации вируса болезни верблюдов, унося десятки тысяч ежегодно, а при эпидемиях и миллионы людских жизней.

Что касается оспенных эпидемий, то впервые о них стало известно в 4-м веке в Китае и в 6-м веке на Корейском полуострове уже нашей эры. Причем эпидемия оспы 6-го века погубила половину тогдашнего населения корейцев.

В 8-м веке оспа появилась на территории теперешней Европы и Ближнего Востока, в частности в Испании и в Италии, на Сицилии, в Палестине. Пик оспенной эпидемии в Старом Свете пришелся на 15-й век, и в последующие времена эта инфекция уносила жизни около миллиона европейцев ежегодно.

Что касается появления такого метода борьбы с инфекцией, как прививание, то еще китайские лекари заметили, что те, кто переболел оспой, в дальнейшем не подвергались заражению. В 10-м веке китайские врачи освоили первый метод вдувания через трубку в нос пациентов частиц из оспенных болячек.

Правда, этот способ был опасен, так как существовал риск, что материал может быть взят у больных с острой степенью заболевания, что вело к гибели привитых.

Есть документальное подтверждение тому, что в 1701-м константинопольские врачи (переняв этот опыт у черкесов) освоили метод прививки, который назвали вариоляцией (variola толмачами с латыни переводится как оспа). Хотя и не всегда вариоляция была успешной, так как от 1 до 3-х процентов привитых все равно умирали.

А в периоды эпидемий смертность среди тех, кому не делали вариоляцию, доходила до 20 процентов заболевших. В Англию материал для вариоляции привезла жена посла в Константинополе по имени Мэри Монтегю, сделав прививку от оспы сначала своему ребенку, а затем уговорила привить детей Уэльскую принцессу.

Однако перед тем как сделать вариоляцию детям королевской семьи, прививание осуществили полдюжины заключенным, пообещав им освобождение. Дата 1722-й год считается началом распространения вариоляции в Англии, после того как были привиты двое девочек королевской семьи.

Интересен факт, что мотивом для вариоляции детей, причем именно девочек, было то, что оспенные шрамы обезображивали лица переболевших, и это было скорее не заботой о здоровье, а о красоте будущих невест.

А что касается России, то 1768 год ознаменован тем, что первой решившейся сделать прививку от оспы стала Екатерина Великая, но об этом позже.

Современная иммунология считает, что первый изобретатель оспенной вакцины – это английский врач по имени Эдвард Дженнер, который в 1798-м опубликовал результаты прививок от коровьей оспы человеку.

Сам способ вакцинации придумал все-таки не он, а некий английский фермер Бенджамин Джести, который в 1774-м вязальной иглой ввел коровью оспу как своей жене, так и ребенку с целью их защиты от черной оспы.

Как Эдвард Дженнер получил оспенную вакцину?

Как и любое изобретение, открытие озаряет наблюдательных людей. Эдвард Дженнер заметил парадокс доярок, которые не заражаются оспой.

Поэтому он сделал предположение, что между заболеваниями людей и животных существует обратная связь и пришел к заключению о необходимости намеренно заражать людей коровьей болезнью для защиты их от черной оспы.

Кстати, термин «вакцинация» начал использовать первым Дженнер, так как vaccinia – это название коровьей оспы по латыни. Его заслуга в том, что он первым опубликовал свои исследования, хотя признание вакцинация от оспы получила позже, в 19-м веке.

Кому первому ввели оспенную вакцину?

В 1796-м Дженнер прививает коровью оспу Фиппсу, мальчику восьми лет. Когда тот переболел, врач заразил его натуральной оспой, и в результате Фиппс остался здоров.

Этот опыт Дженнера есть во всех учебниках по иммунологии, однако далеко не во всех публикациях говорится, что он не первый и далеко не единственный, кто додумался прививать коровью оспу для защиты от настоящей инфекции.

Кроме упоминаемого ранее фермера Джасти процедуру вакцинации осуществил в 1791-м некий Петер Плетт. Кстати, он тоже пришел к мнению о необходимости преднамеренного заражения коровьей оспой в результате наблюдения за доярками.

Ради справедливости следует признать, что именно безвестным дояркам нужно отдать первенство по прививкам оспенной вакцины.

История вакцинации в России

Вплоть до 17-го века нет письменных упоминаний об оспе в России, однако это не говорит о том, что болезнь отсутствовала. И тут в 1730-м от оспы умирает в юном возрасте император Петр II. Потом заражается Петр III, он выживает и до конца жизни испытывает комплексы в связи с уродством.

Инициатором вариоляции в России стала Екатерина, вероятно, видя перед собой обезображенное оспой лицо своего мужа Петра III.

Она же и показала пример своим подданным, одной из первых сделав прививку в 1768-м, которую осуществил английский врач Томас Дистейл. Императрица настояла на том, чтобы прошли вариоляцию как наследник престола, так и впоследствии ее внуки. Помимо этого, она издала указ о массовых прививках.

И первым стали в России это делать учащимся кадетам, а также солдатам и офицерам императорской армии. Ясно, что методология прививок была иногда губительной, но это, тем не менее, дало свои результаты резким снижением распространения инфекции и, безусловно, спасло многие сотни тысяч жизней.

Первым привитым по методике Дженнера в России стал мальчик Антон, которому в 1801-м императрица Мария Федоровна дала фамилию Вакцинов. Оспенные прививки в России применялись повсеместно вплоть до 1919-го, когда это стало обязательной процедурой.

К 1935 году в СССР заболело 3 тыс. человек. А в следующем 1936-м уже не было случаев такого заболевания. Правда, в самом конце 50-х была вспышка оспы в Москве, что распространилась от советского туриста, который путешествовал в Индии. Заболело тогда около 50 человек, и трое зараженных умерли.

В 1958-м Советский Союз инициировал на Ассамблее здравоохранения принятие программы борьбы с оспой. И, как результат, через 20 лет, а именно в 1978-м не было зафиксировано ни одного заболевания черной оспой в мире.

Когда перестали делать прививку от оспы?

Массовый характер прививок от оспы сделал окончательной победу над инфекцией в мире, которая была объявлена в 1980-м.

В 1982-м оспенная прививка на территории Советского Союза была прекращена. Что касается других стран, то информация насчет оспопрививания противоречивая.

Известно, что, например, в США, в 2001-ом рассылка писем с якобы сибирской язвой и в связи с угрозой распространения также и черной оспы вынудила Президента этой страны приказать сделать оспенную вакцинацию всем военнослужащим.

В каких случаях детей и взрослых прививают оспенной вакциной?

Сейчас оспенную прививку в России не проводят. Но, тем не менее, есть риски заражения этой болезнью некоторых категорий работников (например, тех, кто по роду службы занимается с обезьянами), и они должны проходить вакцинацию в обязательном порядке.

Если обнаружится заболевание черной оспой на какой-либо территории, то в этом случае вакцинации подвергаются все жители региона: и дети, и взрослые. Именно так было во время московской вспышки оспы, когда все население столицы прошло вакцинацию.

Видео по теме

От чего исчезла натуральная оспа? Помогли ли этому прививки? Ответы в видео:

Уже несколько поколений россиян не прошли оспенную вакцинацию, поэтому врачи бьют тревогу о том, что иммунизация населения настолько ослабла, что является угрозой в виде появления вспышек инфекции оспы.

vactsina.com

Борьба с эпидемией оспы, или История создания первых прививок

Два столетия назад вакцинация стала спасением для миллионов людей во время страшной эпидемии оспы. Дэйли Бэби подготовили для вас материал с интересными фактами об истории прививок.

Термин вакцинации — от латинского Vacca — «корова» —в конце 19 века ввёл в обиход Луи Пастер, который отдал должное уважение своему предшественнику — английскому доктору Эдварду Дженнеру. Доктор Дженнер в 1796 году впервые провел вакцинацию по своему методу. Заключался он в том, что биоматериалы брали не от человека, который болел “натуральной” оспой, а от доярки, которая заразилась неопасной для человека “коровьей” оспой. То есть неопасное могло защитить от более опасной инфекции. До изобретения этого метода часто вакцинация заканчивалась смертью.

Прививаться от оспы, эпидемии которой иногда забирали жизни целых островов, придумали ещё в древности. Например, в 1000 году н.э. упоминания о вариоляции — введении группе риска содержимого оспенных пузырьков — были в аюрведических текстах в Древней Индии. 

А в древнем Китае таким способом начали защищаться ещё в 10 веке. Именно Китаю принадлежит первенство метода, когда сухие струпья оспенных болячек давали вдыхать здоровым людям во время эпидемии. Такой метод был опасен тем, что, когда люди брали материал у больных оспой, они не знали, как проходит болезнь: в лёгкой или тяжёлой степени. Во втором случае привитые могли умереть. 

Доктор Дженнер — первый оспопрививатель

Наблюдая за здоровьем доярок, доктор Эдвард Дженнер заметил, что они не болеют «натуральной» оспой. А если и заражаются, то переносят в лёгкой форме. Врач внимательно изучал метод вакцинации, который в начале века привезла в Англию из Константинополя супруга английского посла Мэри Уортли Монтегю. Именно она в начале 18 века привила своих детей, а потом заставила привить себя, короля и Королёву Англии с их детьми.

© C. Manigaud

И, наконец, в 1796 году доктор Эдвард Дженнер привил восьмилетнего Джеймса Фиппса. Он втер ему в царапину содержимое оспенных пустул, которые появились на руке у доярки Сарры Нелсис. Через полтора года мальчику был привита настоящая оспа, но пациент не заболел. Процедуру повторяли два раза, и результат всегда был успешным.

Не все приняли этот метод борьбы с эпидемиями. Особенно против было, как всегда, духовенство. Но жизненные обстоятельства заставляли все чаще использовать метод доктора Дженнера: стали прививаться солдаты армии и флота. В 1802 году британский парламент признал заслуги доктора и наградил его 10 тысячами фунтов, а через пять лет — еще 20 000. Его достижения признали по всему миру и Эдвард Дженнер был при жизни принят в почетные члены различных научных обществ. А в Великобритании было организовано Королевское Дженнеровское общество и Институт оспопрививания. Дженнер стал его первым и пожизненным руководителем.

Развитие в России

В нашу страну вакцинация также пришла из Англии. Не первыми, но самыми именитыми привитыми оказались императрица Екатерина Великая и ее сын Павел. Вакцинацию проводил английский доктор, который взял биоматериал у мальчика Саши Маркова — впоследствии тот стал носить двойную фамилию Марков-Оспенный. Через полвека, в 1801 году, с лёгкой руки императрицы Марии Фёдоровны появилась фамилия Вакцинов, которую дали мальчику Антону Петрову — первому привитому в России по методу доктора Дженнера.

Вообще историю оспы в нашей стране можно изучать по фамилиям. Так, до начала 18 века письменных упоминаний об оспе в нашей стране не было, но фамилии Рябых, Рябцев, Щедрин («рябой») говорят как раз о том, что болезнь существовала, как и везде, с древнейших времён. 

После Екатерины II вакцинация стала модной, благодаря примеру августейшей особы. От оспы прививались даже те, кто уже переболел и приобрёл иммунитет от этой болезни. С тех пор прививки от оспы проводились повсеместно, но обязательными стали только в 1919 году. Именно тогда число заболевших снизилось со 186 000 до 25 000. А в 1958 году на Всемирной Ассамблее здравоохранения Советским союзом была предложена программа по абсолютному устранению оспы в мире. В результате этой инициативы с 1977 года не было зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой.

Луи Пастер

Огромный вклад в изобретение новых вакцин и науку внёс французский ученый Луи Пастер, имя которого дало название методу обеззараживания продуктов — пастеризации. Луи Пастер рос в семье кожевника, хорошо учился, имел талант к рисованию, и если бы не увлечение биологией, мы могли бы иметь великого художника, а не ученого, которому мы обязаны излечением от бешенства и сибирской язвы. 

© Картина Альберта Эдельфельта «Луи Пастер»

В 1881 году он продемонстрировал обществу действие прививки против сибирской язвы на овцах. Также он разрабатывал прививку против бешенства, но опробовать ее ему помог случай. 6 июля 1885 году к нему как к последней надежде привели мальчика. Его покусала бешеная собака. На теле ребёнка было найдено 14 укусов, он был обречён умереть в бреду от жажды, будучи парализованным. Но через 60 часов после укуса ему ввели первый укол от бешенства. Во время вакцинации мальчик жил в доме ученого, а 3 августа 1885 года,  почти через месяц после укуса, вернулся домой здоровым ребёнком — после введения 14 уколов он так и не заболел бешенством.

После этого успеха в 1886 году во Франции была открыта Пастеровская станция, где прививали от холеры, сибирской язвы и бешенства. Примечательно то, что 17 лет спустя Жозеф Мейстер — первый спасённый мальчик — устроился сюда вахтёром. А в 1940 году покончил жизнь самоубийством, отказавшись от требования гестапо вскрыть гробницу Луи Пастера.

Луи Пастером также открыт метод ослабления бактерий для изготовления вакцин, поэтому мы обязаны учёному не только вакцинами против бешенства и сибирской язвы, но и будущими вакцинам, которые, возможно, спасут нас от смертельных эпидемий.

Другие открытия и факты

В 1882 году Роберт Кох выделил бактерию, которая является причиной развития туберкулеза, благодаря ему в будущем появилась прививка БЦЖ.

В 1891 году врач Эмиль фон Беринг спас ребёнку жизнь, сделав первую в мире прививку от дифтерии.

В 1955 году вакцина Джонаса Солка против полиомиелита была признана эффективной.

А в 1981 году стала доступной прививка против гепатита В.

В настоящее время нам известны 30 прививок от инфекционных заболеваний. На этом наука не останавливается. И хоть сейчас все больше появляется людей, которые отказываются от прививок, их значение переоценить нельзя. Благодаря им целые города не вымирают от оспы; дети переносят без последствий коклюш и корь; мы забыли, что такое полиомиелит, а главное — защищаем наших детей от опасных болезней и их последствий.

Спецпроект «Вакцинация: последняя битва»

Все материалы спецпроекта


— поделитесь с друзьями!


Подпишитесь на нас в фейсбуке:

dailybaby.ru

Оспа от императрицы, или Первая российская прививка | История | DW

Шел октябрь 1768 года. В пышном дворце Царского села тайно от всех болела Екатерина Вторая. А лейб-медик императрицы Димсдейл записывал в дневнике с восторгом: "Много других оспин появилось и оспа совсем налилася, по желанию к великому удовольствию". Его радость объяснялась просто: императрица, урожденная немецкая принцесса София фон Анхальт-Цербстская, решила испытать на себе новомодное тогда средство против оспы, прежде чем внедрять его в России, и опыт удался.

Мало кому удавалось избежать оспы и любви

Натуральная или черная оспа начала свирепствовать в Европе с VI века. Вымирали целые города. Повстречать горожанина без шрамов от заживших оспенных язв на лице в те годы было практически невозможно. Во Франции полиция считала в XVIII века "отсутствие следов оспы на лице" одной из особых примет. А у немцев была в ходу поговорка "Von Pocken und Liebe bleiben nur Wenige frei" - "Мало кому удается избежать оспы и любви".

Екатерининский дворец. Царское Село

Первым методом борьбы с оспой в Европе была вариоляция. Как поясняет профессор Юрий Зобнин из Санкт-Петербурга, суть метода заключалась в том, что из оспин выздоравливающих больных извлекали биологический материал, который затем искусственно прививали здоровым людям. В XVIII веке это проделывали так: протягивали зараженную нитку под надрезанной кожей.

Для Европы вариоляцию открыла жена британского посла, вернувшегося в Лондон из Турции. Но вариоляция не давала стопроцентной гарантии. А до изобретения Дженнера, то есть до прививки коровьей оспы, не опасной для человека, которую всем стали делать повально в XX веке, еще оставалось полвека. Поэтому в Англии решили проверить надежность метода, поэкспериментировав с преступниками и детьми из сиротских приютов. После этого и семья британского короля Георга I все-таки решилась на зараженные нитки.

Рисковая императрица

И в России эпидемии оспы принимали ужасающий размах. Судить об этом можно хотя бы по количеству дошедших до наших дней фамилий, этимология которых уходит к прозвищам: Рябовы, Рябцевы, Рябинины, Щедрины, Шадрины, Корявины. И фамилия автора этой статьи – Рябко – тоже оттуда. Но экспериментов по проверке вариоляции в России не ставили. Узнав о прививке, императрица Екатерина Вторая решила испробовать ее сначала на себе.

Екатерина сделала прививку от оспы тайно, в присутствии лишь самых доверенных приближенных. "Прививание оспы считалось делом опасным, и императрица не могла без одобрения двора рисковать своим здоровьем, - рассказывает кандидат исторических наук Вадим Эрлихман. - На другой день она отправилась в Царское Село, где неделю лечилась вплоть до полного выздоровления. По официальной версии, материал был взят у сына вахмистра Александра Маркова шести-семи лет, который получил затем дворянство и фамилию Оспенный".

Судя по воспоминаниям лекаря, императрица вела себя покорно: "19 дня октября всю ночь дремала и засыпала, но сон много раз прерывался. Боль в голове и спине продолжалась с лихорадкою. Руки рделись гораздо больше, и вечер многие пупырышки, слившиеся вместе, показались кругом около ранок. Кушать весь день нимало не хотелось, и не изволила кушать ничего, кроме немножко чаю, овсяной кашицы и воды, в которой варены были яблоки". Потом был привит наследник Павел Петрович. Английский врач Томас Димсдейл за прививку оспы Екатерине получил баронский титул, звание лейб-медика и большую пенсию.

Быть по моде

Но не титул, не звание или имение, а оспинку от императрицы, - вот что стало мечтой каждого придворного. По данным Александры Бекасовой, декана факультета истории Европейского университета в Петербурге, вскоре после эксперимента от Екатерины "инокулировались" около 140 аристократов.

Сегодня такие прививки - привычное дело

"Ныне у нас два разговора только: первой о войне (Русско-Турецкой - прим. автора), а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовской и бесчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц... Вот каков пример", - писала императрица в письме к будущему вице-президенту Адмиралтейств-коллегии, а тогдашнему чрезвычайному и полномочному послу в Англии, графу Чернышеву.

Пример Екатерины можно назвать, говоря современным зыком, PR-акцией. Но нельзя забывать и том, какому риску подвергала она свою жизнь, первой испробовав на себе вакцинацию. И риск этот оправдался – не только для нее, но и для очень многих ее подданных.

www.dw.com

Первая прививка от оспы в России: история вакцинации

В будущем году исполнится 250 лет с момента, когда была сделана первая прививка от оспы в России. Истории вакцинации от этого опасного заболевания посвящена наша статья.

Несколько слов о заболевании оспа

По утверждению ученых, эта высокозаразная инфекция появилась на нашей планете между 66-14 тысячелетиями до нашей эры. Однако, согласно результатам последних научных исследований, человечество стало болеть оспой лишь около 2000 лет назад, заразившись от верблюдов.

В типичных случаях заболевание сопровождалось лихорадкой, общей интоксикацией, а также появлением своеобразных высыпаний на слизистых оболочках и коже, которые последовательно проходили через стадии пятен, пузырьков, пустул, корочек и рубцов.

Оспой может заразиться любой человек, если у него нет иммунитета, полученного в результате вакцинации или заболевания, перенесенного ранее. Болезнь передается воздушно-капельным путем, поэтому от нее чрезвычайно трудно защититься. В то же время возможно заражение при непосредственном контакте с пораженной кожей больного или какими-либо инфицированными предметами. Больной представляет опасность для окружающих на протяжении всего заболевания. Даже трупы умерших от оспы долгое время сохраняют заразность.

К счастью, в 1980 году ВОЗ объявила о полной победе над этой болезнью, поэтому в настоящее время прививки не осуществляются.

История

Первая масштабная эпидемия оспы была зафиксирована в Китае еще в IV веке. Спустя четыре столетия болезнь унесла жизни почти трети населения Японских островов. Примерно в тот же период оспа поразила Византию, куда попала из Африки в годы правления императора Юстиниана.

В VIII веке вспышки заболевания были зафиксированы в Сирии, Палестине и Персии, на Сицилии, в Италии, Испании и Франции.

К XV веку в Европе оспа стала обыденным явлением. Один из известных медиков этого времени писал, что ею должен переболеть каждый. После путешествий Колумба оспа проникла и на американский континент, где унесла сотни тысяч жизней. К началу XVIII века, когда в Европе стала вестись точная регистрация причин смертей среди населения, оказалось, что число погибших от этой болезни в Пруссии достигает около 40 000, а в Германии — 70 000 смертей в год. В целом, в Старом свете ежегодно от оспы погибало до полутора миллионов взрослых и детей. В Азии и на других континентах дела обстояли и того хуже.

Оспа в России

Письменных упоминаний об этом заболевании в нашей стране до середины XVII века не встречается. Однако это не значит, что его не было. Об этом свидетельствует с десяток названий старинных дворянских родов, таких как Рябовы, Рябцевы или Щедрины.

К середине XVIII века оспа уже проникла во все российские регионы, вплоть до Камчатки. Болезнь затронула все слои российского общества, не щадя никого. В частности, в 1730 году от заражения оспой скончался 14-летний император Петр Второй. Переболел ею и Петр Третий, который вплоть до своей трагической кончины страдал от сознания своего уродства, являющегося следствием оспы.

Ранние методы борьбы

С момента, когда то тут, то там стали вспыхивать очаги эпидемии оспы, делались попытки найти от нее лекарство. Более того, к «лечению» привлекали колдунов, которые боролись с заразой путем заклинаний и надевания красной одежды, предназначенной для вытягивания заразы из тела.

Первым более-менее эффективным методом борьбы с оспой в Старом свете стала вариоляция. Суть этого метода заключалась в извлечении биологического материала из пустул выздоравливающих и их прививку здоровым людям путем протягивания зараженных нитей под надрезанной кожей.

В Европу этот метод попал в 1718 году из Турции, откуда его в Европу завезла жена британского посла. Хотя вариоляция не давала гарантии в 100%, среди привитых значительно снизился процент заболевающих, а также уровень их смертности. Страх перед оспой был настолько велик, что через некоторое время такие прививки приказали сделать себе члены семья британского монарха Георга Первого.

Начало борьбы с заболеванием в нашей стране

Первая прививка от оспы в России была сделана в 1768 году. Для организации массовой вариоляции в Санкт-Петербург был приглашен английский доктор Томас Димсдейл. Чтобы население не сопротивлялось, подать пример решила сама Екатерина Вторая. Императрица отправилась в Царское Село, где ей тайно сделали первую прививку от оспы в России вариоляционного типа. Биоматериал взяли от крестьянского мальчика Саши Маркова, которому впоследствии пожаловали дворянство и фамилию Марков-Оспенный.

После процедуры Екатерина пролечилась неделю, в течение которой ничего почти не ела и страдала от лихорадки и головной боли. Когда императрица выздоровела, был привит наследник Павел Петрович, а также его супруга. Английский доктор Томас Димсдейл получил в награду за свои труды баронский титул, а также звание лейб-медика и пожизненную пенсию. Несколькими годами позже были привиты внуки Екатерины Второй.

Дальнейшая история

Первая прививка от оспы в России, произведенная императрице, сделала вариоляцию модной, многие аристократы последовали примеру своей монархини. Известно, что в течение последующих 2-3 месяцев инокулировались около 140 придворных. Дело доходило до абсурда, так как желание привиться выражали даже те, кто уже переболел этой болезнью и имел от нее приобретенный иммунитет.

Кстати, императрица очень гордилась, что именно ей была сделана первая прививка от оспы в России и писала об эффекте, который произвел ее поступок, своим знакомым и родне за границу.

Массовая вакцинация

Императрица не собиралась останавливаться на достигнутом. Вскоре она приказала прививать и всех учащихся кадетских корпусов, а затем солдат и офицеров в подразделениях императорской армии. Конечно, метод был несовершенен и регистрировались смертельные случаи, однако вариоляция, без сомнения, способствовала понижению числа жертв от оспы среди населения России.

Вакцинация по методу Дженнера

К началу XIX века вариоляция была вытеснена другим, более продвинутым методом предотвращения заболевания, латинское название которого звучит как Variola vera.

Первая прививка от оспы в России по методу английского доктора Дженнера была сделана в 1801 году. Ее провел профессор Е. Мухин, который вакцинировал Антона Петрова из Московского воспитательного дома. За это ребенку присвоили фамилию Вакцинов и назначили пенсион. С тех пор прививки стали делаться повсеместно. Правительство следило за тем, чтобы как можно больше малышей не оставался бы без вакцинации. В 1815 году даже были составлены списки непривитых мальчиков и девочек. Однако до 1919 года вакцинация от оспы не была обязательной. Лишь после декрета СНК РСФСР прививки стали делать абсолютно всем детям. В результате число больных с 186 000 человек к 1925 году снизилось до 25 000.

Московская эпидемия

Сегодня трудно поверить, но через 300 лет после того, как была сделана первая прививка от оспы в России (кому — вам уже известно) в столице СССР произошла вспышка этого страшного заболевания. Ее завез из Индии художник, который присутствовал на ритуальном сожжении умершего бармина. По возвращении мужчина заразил семерых своих родственников, а девять человек из персонала и трех пациентов больницы, куда его отвезли из-за недомогания, причину которой врач скорой помощи не смог диагностировать. Сам художник скончался, а эпидемия затронула еще более 20 человек. В результате из 46 заразившихся трое погибли, а все население столицы было вакцинировано.

Программа искоренения оспы во всем мире

Если первая прививка от оспы в России была произведена еще в XVIII веке, но во многих странах Азии и Африки население не вакцинировалось даже к середине ХХ столетия.

В 1958 году заместитель министра здравоохранения Советского Союза В. Жданов представил на 11-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения программу искоренения оспы на планете. Инициатива СССР была поддержана участниками саммита, которые приняли соответствующую резолюцию. Позже, в 1963 году, ВОЗ приняла решение об интенсификации массовой вакцинации человечества. В результате с 1977 года не было зарегистрировано ни одного случая заболевания оспой. Это позволило спустя 3 года объявить о полной победе над оспой. В связи с этим было принято решение о прекращении вакцинации. Таким образом, все, кто родились на нашей планете позже 1979 года, на данный момент являются беззащитными перед оспой.

Теперь вы знаете ответ на вопрос о том, когда была сделана первая прививка от оспы в России. Кому первому пришла в голову идея массовой вакцинации - вам тоже известно. Остается надеяться, что это опасное заболевание действительно побеждено и больше никогда не будет угрожать человечеству.

fb.ru

Первые опыты вакцинации. История вакцинации.

1796 год стал переломным в истории вакцинации, и связан он с именем английского врача Э. Дженнера. Во время практики в деревне Дженнер обратил внимание, что фермеры, работающие с коровами, инфицированными коровьей оспой, не болеют натуральной оспой. Дженнер предположил, что перенесенная коровья оспа является защитой от человеческой, и решился на революционный по тем временам эксперимент: он привил коровью оспу мальчику и доказал, что тот стал невосприимчивым к натуральной оспе – все последующие попытки заразить мальчика человеческой оспой были безуспешными. Так появилась на свет вакцинация (от лат. vacca – корова), хотя сам термин стал использоваться позже. Благодаря гениальному открытию доктора Дженнера была начата новая эра в медицине. Однако лишь спустя столетие был предложен научный подход к вакцинации. Его автором стал Луи Пастер.

В 1880 году Пастер нашел способ предохранения от заразных заболеваний введением ослабленных возбудителей. Французский ученый Луи Пастер стал человеком, который совершил прорыв в медицине (и иммунологии, в частности). Он первым доказал, что болезни, которые мы сегодня называем инфекционными, могут возникать только в результате проникновения в организм микробов из внешней среды. В 1880 году Пастер нашел способ предохранения от заразных заболеваний введением ослабленных возбудителей, который оказался применимым ко многим инфекционным болезням. Пастер работал с бактериями, вызывающими куриную холеру. Он концентрировал бактериальные препараты настолько, что их введение даже в ничтожных количествах вызывало гибель кур в течение суток. Однажды, проводя свои эксперименты, Пастер случайно использовал культуру бактерий недельной давности. На этот раз болезнь у кур протекала в легкой форме, и все они вскоре выздоровели. Ученый решил, что его культура бактерий испортилась и приготовил новую. Но и введение новой культуры не привело к гибели птиц, которые выздоровели после введения им «испорченных» бактерий. Было ясно, что инфицирование кур ослабленными бактериями вызвало появление у них защитной реакции, способной предотвратить развитие болезни при попадании в организм высоковирулентных микроорганизмов.

Если вернуться к открытию Дженнера, то можно сказать, что Пастер привил «коровью оспу» для того, чтобы предотвратить заболевание обычной «оспой». Отдавая долг первооткрывателю, Пастер также назвал открытый им способ предупреждения инфекционной болезни вакцинацией, хотя, конечно же, никакого отношения к коровьей оспе его ослабленные бактерии не имели.

«Думать, что открыл важный факт, томиться лихорадочной жаждой сообщить о нём и сдерживать себя днями, неделями, годами, бороться с самим собой и не объявлять о своём открытии, пока не исчерпал всех противоположных гипотез – да, это тяжёлая задача»

Луи Пастер

В 1881 году Пастер произвел массовый публичный опыт, чтобы доказать правильность своего открытия. Он ввел нескольким десяткам овец и коров микробы сибирской язвы. Половине подопытных животных Пастер предварительно ввел свою вакцину. На второй день все невакцинированные животные погибли от сибирской язвы, а все вакцинированные – не заболели и остались живы. Этот опыт, протекавший на глазах у многочисленных свидетелей, был триумфом ученого.

В 1885 году Луи Пастером была разработана вакцина от бешенства – заболевания, которое в 100% случаев заканчивалось смертью больного и наводило ужас на людей. Дело доходило до демонстраций под окнами лаборатории Пастера с требованием прекратить эксперименты. Ученый долго не решался испробовать вакцину на людях, но помог случай. 6 июля 1885 года в его лабораторию привели 9-летнего мальчика, который был настолько искусан, что никто не верил в его выздоровление. Метод Пастера был последней соломинкой для несчастной матери ребенка. История получила широкую огласку, и вакцинация проходила при собрании публики и прессы. К счастью, мальчик полностью выздоровел, что принесло Пастеру поистине мировую славу, и в его лабораторию потянулись пострадавшие от бешеных животных не только из Франции, но и со всей Европы (и даже из России).

«Думать, что открыл важный факт, томиться лихорадочной жаждой сообщить о нём и сдерживать себя днями, неделями, годами, бороться с самим собой и не объявлять о своём открытии, пока не исчерпал всех противоположных гипотез – да, это тяжёлая задача»

Луи Пастер

С тех пор появилось более 100 различных вакцин, которые защищают от сорока с лишним инфекций, вызываемых бактериями, вирусами, простейшими.

yaprivit.ru

возможно ли возвращение чёрной оспы — РТ на русском

Последний в мире случай заболевания натуральной оспой был зафиксирован 26 октября 1977 года. Сегодня болезнь, которая когда-то ежегодно убивала сотни тысяч человек, считается побеждённой. Решающую роль в искоренении этого смертоносного вируса сыграли советские врачи. Идею о том, что только глобальная вакцинация в масштабах планеты навсегда избавит людей от оспы, высказал в 1958 году на XI сессии ВОЗ академик Виктор Жданов. Как прививки спасли человечество от оспы и других смертельно опасных болезней — в материале RT.

В старинных романах нередко можно встретить такое описание внешности: «Изрытое оспинами лицо». У тех, кто выживал после натуральной (или, как её ещё называют, чёрной) оспы, навсегда оставалась метка — рубцы на коже. Они образовывались из-за самой характерной особенности болезни — оспин, которые появляются на теле больных.

Сегодня оспы больше нет, хотя когда-то она считалась одной из страшнейших болезней человечества.

Эпидемии оспы

Первые упоминания о вспышках оспы относятся к VI веку, но историки высказывали предположения, что некоторые описанные ранними хронистами эпидемии похожи на ту же болезнь. Например, во II веке, во времена царствования императора-философа Марка Аврелия на Рим обрушился мор, причиной которого, вероятно, была оспа. В результате войска не смогли оказывать отпор варварам из-за нехватки солдат: в армию почти некого было рекрутировать — болезнь поразила значительную часть населения империи. 

  • Оспенные корки на руках больного
  • © CDC/Dr. William Foege / Public Health Image Library

В полную силу болезнь обрушилась на человечество в Средние века, когда из-за несоблюдения правил гигиены эпидемии распространялись с молниеносной скоростью, выкашивая города и сёла.

От оспы европейские страны страдали до ХХ века. В XVIII веке она была основной причиной смерти в европейских странах — оспа убила даже российского императора Петра II.

Последняя серьёзная вспышка болезни в Западной Европе случилась в 70-е годы XIX века, тогда она унесла около полумиллиона жизней.

Европейцы привозили оспу и в другие страны, и она уничтожила не меньше индейцев, чем ружья бледнолицых. Американские колонисты даже использовали болезнь как биологическое оружие. Широко известна история о том, как коренным жителям Нового Света дарили одеяла, заражённые вирусом оспы. Индейцы гибли от неизвестного заболевания, а колонисты захватывали их земли.

Лишь массовое распространение вакцинации положило конец регулярным вспышкам оспы в развитых странах.

Наша победа

Однако и после массового распространения вакцины оспа в ХХ веке продолжала отнимать жизни в бедных странах Африки и Азии. Иногда болезнь «навещала» и давно знакомые ей места — например, в России последняя вспышка оспы была зафиксирована в конце 1950-х годов. Вирус привёз турист из Индии, от болезни скончались три человека.

В 1958 году на XI сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения заместитель министра здравоохранения СССР академик Виктор Жданов высказал невероятную по смелости идею: оспу можно победить окончательно, для этого необходима массовая вакцинация в масштабах всей планеты.

  • Учёный-вирусолог, эпидемиолог, академик АМН СССР Виктор Михайлович Жданов
  • РИА Новости
  • © Владимир Акимов

Идею советского учёного Всемирная организация здравоохранения поначалу встретила в штыки: генеральный директор ВОЗ Маролино Кандау просто не поверил, что такое возможно. Тем не менее Советский Союз по собственной инициативе начал безвозмездно выделять ВОЗ миллионы доз вакцины от оспы для распространения в странах Азии и Африки. Лишь в 1966 году организация приняла программу глобальной ликвидации оспы. Ведущую роль в ней играли советские эпидемиологи, которые работали в самых удалённых уголках мира.

Через 11 лет после начала реализации программы глобальной вакцинации, 26 октября 1977 года, в Сомали последний раз в истории был поставлен диагноз «натуральная оспа».

Окончательно болезнь признали побеждённой на XXXIII конференции ВОЗ в 1980 году. 

А вдруг вернётся?

Возможно ли возвращение этой смертоносной болезни, рассказал RT заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток им И.И. Мечникова РАМН профессор Михаил Костинов.

«Вирусы могут возвращаться, ведь штаммы вирусов ещё сохраняются в специальных лабораториях в России и США. Это делается на всякий случай, чтобы при необходимости быстро создать новую вакцину, — заявил Костинов. — Разработка новых вакцин от натуральной оспы проводится и сейчас. Так что если, не дай бог, возникнет такая необходимость, то можно проводить вакцинацию».

С 70-х годов ХХ века от натуральной оспы не вакцинируют, отметил Костинов, поскольку болезнь считается ликвидированной, и «сейчас рождается поколение, которое не имеет иммунитета от оспы».

По словам профессора, все инфекции управляемы, они управляются вакцинацией. Если её не проводить, то окончательно не побеждённая инфекция грозит стать неуправляемой, а это может привести к тяжёлым последствиям, особенно на фоне раздающихся тут и там призывов к отказу от прививок.

  • Вакцинация против оспы
  • Reuters
  • © Jim Bourg

К настоящему моменту человечество победило не только оспу — список ушедших в прошлое смертельных болезней постепенно расширяется. Близки к исчезновению в развитых странах такие печальные спутники человечества, как свинка, коклюш или краснуха. Вакцина от вируса полиомиелита до недавнего времени имела три серотипа (разновидности). Уже доказано, что одна из них ликвидирована. И сегодня вакцина от этого заболевания содержит не три разновидности штамма, а две.

Но если люди будут отказываться от вакцин, то «уходящие» болезни могут вернуться.

«Примером возвращения болезней является дифтерия, — прокомментировал ситуацию Костинов. — В девяностые люди массово отказывались от вакцинации, а пресса это начинание ещё и приветствовала. И в 1994—1996 годах нигде на планете дифтерии не было, и только бывшие советские республики столкнулись с её эпидемией. Из других стран специалисты приезжали посмотреть, как выглядит дифтерия!» 

russian.rt.com

Забытая история эпидемий оспы. Часть 1.: bimsi — LiveJournal

....все они лежали на жестких подстилках
их оспенные язвы трескались и кровоточили, сливаясь в одну...

William Bradford (1590-1657), 1634

Впоследствии, свежие пузырьки оспы сформировались
вокруг места вакцинации, сливаясь с ним, и расползаясь шире и шире.
Они также появились и на лице, голове, теле и во рту.
Именно поэтому младенец был не в состоянии брать грудь и умер от истощения
на 45 день после вакцинации.

Из истории болезни ребенка, подвергшегося вакцинации
13 Марта 1891

Итак, рассмотрим историю возникновения первой вакцины, которую нам приводят "ученые" мужи как пример "остановленной эпидемии" и "спасенных миллионов жизней". "Гениального" изобретения человечества.
Историю вакцины от оспы.

Оспа натуральная (или черная оспа, как ее называли раньше), представляет собой высокозаразную вирусную инфекцию, поражающую только людей. Оспа, симптомы которой проявляются в виде общей интоксикации в сочетании с характерными высыпаниями, покрывающими кожу и слизистые, завершается для больных, ее перенесших, частичной или полной потерей зрения и практически во всех случаях оставшимися после язв рубцами.

Наиболее смертельное свойство вновь появившихся городов заключается
в ужасном скоплении населения и остутствии элементарных условий санитарии.
Например, согласно одному из отчетов докторов из г.Дарлингтона, 1850 в одной и той же комнате
проживала семья, состоящая из шести детей
возраста от 2 до 17 лет, их родителей, старшего брата и дяди.Все дети были больны оспой.
Они спали все вместе на тряпках, прямо на полу.
Миллионы похожих случаев могут быть найдены в нынешних городах.
Чего там, можно найти и много худшие случаи.
Члены семьи умирали от оспы, а ввиду финансовых проблем
у родственников, трупы оставляли прямо там же, в комнатах.
Там они и находились, разлагаясь в течение многих дней.

Dorothy Porter. Health, Civilization and the State.
England, 1999, p.113

Оспа полностью исчезла с лица Земли еще в 1980 году. Многие люди по сей день находятся в заблуждении относительно того, что результатом ее исчезновения стала некая чудодейственная вакцина, созданная гением человеческого разума.

Сражение с Чудовищем.

Первая попытка остановить распространение оспы в Западном мире была предпринята Леди Mary Wortley Montagu в 1717 году.

Она вернулась из поездки по Оттоманской Империи с техникой названной ею "variolation", или "вариоляция". Суть техники заключалась во введении частиц кожи, снятой с язв оспенного больного, в кожу здорового человека.
Dorothy Porter. Health, Civilization and the State.
England, 1999, p.113

Если бы все проходило хорошо, то подопытный бы испытывал приступ оспы и оставался неподвластным болезни на всю жизнь. Надежда была на то что больной, подвергшийся контролируемому заражению, находился бы в состоянии покоя и под наблюдением в течение какого то времени, переболевал бы "в легкой форме" и приобретал пожизненный иммунитет.
Было только две проблемы. Как говорится, гладко было на бумаге да забыли про овраги.
Первая.
Подобный эксперимент грозил тяжелой формой болезни и смертью.
Вторая.
Инфицируемый распространял бы болезнь тем, с кем контактировал.

Было заявлено, что болезнь, приобретенная подобны образом,
будет "мягкой" формой заболевания. Также было заявлено,
что, возможно, двое или трое человек из каждой сотни
привитых неизбежно умрут. Но, как начало выясняться
в ходе практики, болезнь принимала тяжелую форму,
распространяясь все дальше по коже от очага вакцинации.
Именно поэтому, к 1728 году практика  "вариоляци" была
подвергнута резкой критике и ей перестали доверять".
Frederick F. Cartwright. Decease and History. London.1972.p.142

Соответственно, интерес к практике существенно поугас. Именно поэтому, в 1738 году, некий Джеймс Киркпатрик, лицо близкое ко двору Королевы, поднял вопрос о "вариоляции" вновь, описывая данный прием как чрезвычайно действенное средство в борьбе с эпидемией. Нужно было поддержать угасающий интерес к "инновациям". В принципе, ход этот не сильно отличается от ходов нынешних времен. Придумать "инновацию", создать вокруг нее шумиху, поднять бабла.
Ведь главное то что ? Верно! Profit!

Киркпатрик был лицом чрезвычайно влиятельным во Дворе,
И именно благодаря его влиянию и связям, в 1743 году, "вариоляция"
стала отдельной, крайне хорошо оплачиваемой практикой "для богатых".
Операции был придан вид крайне сложного действа. Для совершения
процдуры необходимы были "таланты" терапевта, хирурга и аптекаря.
Пациента готовили к "процедуре" на протяжении долгих недель по
специальным техникам. Долгое время "вариоляция" была техникой "для элиты".
Victor C. Vaughan. Epidemiology and Public Health. St.Louise.1922.p.189

В ходе эпидемии оспы в Бостоне в 1752 году некоторые данные действительно показали что уровень смертности среди тех кто получил прививку "вариоляции" был ниже чем среди тех кто этой прививки не получал. Особенно это было заметно среди белого населения. Замечательные новости для сторонников вакцинации, не правда ли? Да только вот проблема. Те кто получали прививку ИЗНАЧАЛЬНО могли позволить себе и услуги врачей, и обслуги, и болеть "в комфорте", чем разительно отличались от сотен тысяч больных, ютившихся в клетушках подвалов по десять двенадцать человек в комнате.


Оспа, особенно в странах с холодным климатом, имеет более печальный
прогноз для черных, чем для белых. В ходе эпидемии в Бостоне в 1752 году
доля умерших среди белых была один из одиннадцати, из заболевших натуральным
путем и один из восьмидесяти, получивших "вариоляцию". Среди черных же, умирал
один из восьми, а получивших прививку, один из двадцати.
William Douglas.A Summary...British Settlements of North America.London.1760,p398

В 1764 году в The Gentleman's Magazine and Historical Chronicle вышла научная статья под названием "The Practice of Inoculation Truly Stated" (vol.34, 1764, p.333) в которой содержалась довольно интересная информация о том что совершенно неожиданным результатом прививочной кампании от оспы был существенно возросший уровень смертности от оспы.

Практика проведения прививок от оспы противречит опыту жизни.
Жизнь неопровержимо доказала нам что практика прививок помогает,
пожалуй, лишь в одном - в распространении заразы. Здоровые люди,
которые, возможно, не подхватили бы болезнь, прививаются врачами,
в надежде избежать того, что они неизбежно получают в виде
прививки - заразную смертельную болезнь.


Как утверждает автор, в течении 38 лет наблюдений, предшествующих началу прививочной кампании в 1721 году, количество умерших от оспы к количеству родившихся составляло 90 на 1000, и 64 на 1000 умерших. То есть, из 1000 умерших 64 человека умирали от оспы. В последующие годы, после начала прививок, количество умерших от оспы составляло 127 на 1000 родившихся (рост на 41%), и 81 умерший от оспы на 1000 умерших ( рост 27%).
Вывод - медицинская процедура приносила больше смертей, чем спасала жизней. Она способствовала распространению болезни, а не останавливала эпидемию.
(Информация взята из The Great Smallpox Epidemic of 1775 - 82. History today.July20, 2003, p.12)

Из коровьего вымени.

Во времена эпидемий среди сотрудниц ферм распространялся миф будто бы те кто заражались коровьей формой оспы, вырабатывали пожизненный иммунитет и от человеческой, смертельной оспы. В 1774 фермер Бенджамин Джести сделал соскоб из язвы коровы, больной оспой и привил данный материал своей жене и двум сыновьям.
Возможно, в последствии, эти люди не заразились оспой и дожили до глубокой старости. Интерес тут заключается в том что это был первый задокументированный опыт использования коровьей оспы в человеческом теле.
  В 1796, услышав эти истории, некий Эдвард Дженнер решился проделать этот эксперимент. Роль подопытного животного Дженнер предоставил восьмилетнему мальчику по имени Джеймс Филлипс. Он взял соскоб из язвы на руках одной из молочниц Сары Нельмез (sic!) и внедрил сей материал ему под кожу.
Затем Дженнер намеренно подверг мальчика контакту с больным оспой с целью заразить ребенка и проверить свою гипотезу. Ничего нравы, а?
Мальчик не заболел. Может быть, был силен иммунитет, может что то другое, кто теперь знает?
В общем, на основании одного эксперимента Дженнер развил целую теорию, и понял что он нашел золотую жилу.
Сначала он заявил, что его гений наделил мальчика пожизненным иммунитетом к оспе.
Потом "пожизненный" он заменил на 10-летний...а 10 летний заменил на 1 летний...ну правда, зачем делать прививку один раз в жизнь, когда можно ширять людей вакциной раз в год? Резонно? Profit!
Нашелся еще один ухарь от "иммунологии" Доктор Олсен, который подтвердил, что мол, раз в год это вот оно самое то!

В качестве примера приведу выдержку из статьи.

Из произведенных наблюдений следует, что не-вакцинированные дети
возраста от полутора лет и старше, а также ре-вакцинированные, но
дата ревакцинации которых старше 3 х лет, то есть большинство
насления - не защищены от оспы.
J.W.Hodge "State Inflicted Disease in our Public Schools. October 1908, Medical Century

Но нашлись и критики. Доктор Крейгтон в 1889 году писал что Дженнер провел свой эксперимент таким образом, что мог получить результат такой, какой заблагорассудился бы ему. Любой. Приведу цитату.

Единственный подтвержденный документально эксперимент
это эксперимент, проведенный в то время над Джеймсом Филипсом.
Но он был настолько картко законспектирован что это позволяет
Дженнеру использовать его и в положительном, и в отрцательном свете.
Однозначного вывода по этим документам сделать не представляется
возможным. Абсурдно утвеждать что "сотни других молочников"
из тех кто подвергся вакцинации не заболели. Точных сведений нет.
К тому же, Дженнер имеет славу человека, истолковывающего
результаты своих исследований в свою пользу.
Charles Creighton. Jenner and Vaccination. 1889, p.59

C далекого 1700 года медики верили в "чудо вакцинации" не имея элементарных экспериментов одной группы вакцинированных против другой - не подвергавшейся вакцинации.
MMWR, vol.50 Centre for Disease control, June 22, 2001, p.1-25


Как видно из приведенной цитаты еженедельника Центра по контролю заболеваемости в США http://www.cdc.gov/mmwr/
, экспериментов и сравнений групп вакцинированных и невакцинированных пациентов НЕ ПРОВОДИЛОСЬ. Это официальное заявление от той организации, которая вакцинирует МИЛЛИОНЫ людей в США ежегодно.
В том же выпуске номер 50 те же лица от CDC заявляют что.

Уровень антител в крови, обеспечивающий защиту от оспы,
до сих пор не известен.

Вот так вот. Как у нас определяют привит человек от оспы или не привит? Покажи шрам. Феерично.

Вакциния. Таинственный вирус Франкенштейна.

Странно, почему "вакцину" называют "вакциной"? Никогда не задумывались об этом?
Иногда утверждают что Дженнер назвал свое творение от слова vacca то есть "корова" на латыни.
Кто то говорит что она называлась так в честь лимфы коровы и т.д и т.п.
В свете этого крайне интересно привести цитату из журнала "Ланцет".

Жидкость, которую использовал Дженнер изначально и которой пользовался
на протяжении трех или четырех лет своих "экспериментов" была взята им
не от коровы, а от лошади. Состав этой жидкости Дженнер никогда не
обнародовал. Таким образом, болезнь эта (содержавшаяся в жидкости)
не коровья, а лошадиная. Что Дженнер и признал незадолго до своей смерти.
И взята она была из язв на ногах лошади. Там же находились и очаги рожистого
воспаления.
"Observations by Mr.Fosbroke." The Lancet. vol.11, 1829 pp.583-584

Итак, налицо явное несовпадение фактов. То Дженнер заявлял что взял жидкость от коровы, потом говорит о лошади....
Таким образом, после нескольких лет мешанины вирусов от лошади, к человеку, а потом к корове и назад, статья 1834 года сеет сомнение ОТКУДА же вообще был взят матерал!


Существует три мнения, откуда же была взята заразная жидкость для приготовления
самой первой вакцины.
1. Дженнер взял материал от больной лошади по кличке Grease.
Жидкость была заразная, и Дженнер заразил ею корову.
2. Доктор Роберт Марсельез считает что этот вирус ничто иное как
вирус человеческой оспы, переданный коровам и мутировавший в процессе.
3. Этот вирус - коровий и присущий только коровам.
Dr.Fiard. "Experiments ...Vaccine virus" London,Medical and Surgical Jorunal. Vol 4, 1834 p.796


Тут нужно сделать пояснение что вирус коровьей оспы для человека не является на 100% заразным, поскольку человеку он не принадлежит, другими словами для челвоека он не опасен. Для этого Дженнеру нужно было сделать "очеловеченный" вирус коровьей оспы. Таким образом, метод Дженнера состоял в том чтобы заразный материал из очага заражения животного (гной) в тело человека, а уж потом от человека, который заболел, к другому человеку, через порез на коже, как это свидетельствует F.Cartwright. in Disease and History, 1972 London, p.127
И вот такой вот путь вакцинации использовался около 100 лет, пока в 1898 его не запретили.

Нет, не могу удержаться от еще одной цитаты, уж больно говорит сама за себя.

Как мы уже знаем, лимфа, испоьзованная при вакцинации,
была различной природы, от лошадей, коров и чего только
там не вздумалось местным практиционерам от медицины.
Еще год назад "Ланцет" опубликовал таки признание ...
что Министерство Здоровья не знает откуда же берется
материал для вакцин. И вот, доктор Доуни говорит нам
что изначально материал для современных вакцин брался
во время последней эпидемии в Cologne. И вот это, естествено,
разбивает вдребезги всякие сказки про "вакцинацией коровьей оспой".

М.Beddow.MRCS LRCP, "Inoculation dangers...." 1952

В общем, по моему разобрались. Дженнер таки создал искусственный, очеловеченный вирус оспы.
Откуда взялся и до сих пор брался материал знает один черт, и чем прививали людей - тоже. Это называется, по моему, научный подход...
Материалы еще у меня по этой теме есть, не буду перегружать, кому интересно - в личку пожалуйста.



Вся эта история довольно неприятная, и вывод следует из нее такой
Оспа была остановлена вовсе не под действием вакцины. Она была остановлена лишь тем что улучшилась санитарная обстановка и увеличились знания о способах передачи.
Вакцина НЕ ПОВЛИЯЛА ни на спад заболеваемости, ни на уменьшение тяжести течения болезни.
А вреда от нее было....впрочем, это в продолжении.
Даю небольшой анонс.
- Обязательная поголовная вакцинация
- Вакцинационные бунты и тюрьмы для отказников.
- Эксперимент "вакцинационных сепаратистов" из города Leiserter.
- Немного статистики.

bimsi.livejournal.com

44 дня на краю бездны. Как Москву спасли от эпидемии черной оспы | История | Общество

В 1959 году, точно посередине между двумя великими космическими достижениями, — запуском первого искусственного спутника Земли и полетом Юрия Гагарина — столица СССР оказалась под угрозой массового вымирания в результате эпидемии страшной болезни. Для предотвращения катастрофы была задействована вся мощь советского государства.

Беда с красивым именем

Variola, variola vera — красивые латинские слова столетиями наводили ужас на человечество. В 737 году нашей эры вирус черной оспы уничтожил около 30 процентов населения Японии. В Европе оспа начиная с VI века ежегодно убивала десятки и сотни тысяч людей. Порой от этой болезни становились безлюдными целые города.

К XV веку среди европейских лекарей стало бытовать мнение, что заболевание оспой неизбежно и можно лишь помочь заболевшим выздороветь, но судьба их целиком в руках Божьих.

Оспа, занесенная конкистадорами в Америку, стала одной из причин тотального вымирания представителей исторической американской цивилизации.

Британский историк Томас Маколей, описывая реалии XVIII века в Англии, так писал об оспе: «Моровая язва или чума была более смертельна, но зато она посетила наш берег лишь однажды или дважды на памяти людей, тогда как оспа неотступно пребывала между нами, наполняя кладбища покойниками, терзая постоянным страхом всех тех, которые ещё не болели ею, оставляя на лицах людей, жизнь которых она пощадила, безобразные знаки как клеймо своего могущества, делая ребёнка неузнаваемым для родной матери, превращая красавицу-невесту в предмет отвращения в глазах жениха».

В целом к началу XIX века ежегодно в Европе от оспы умирало до 1,5 млн человек.

Пример императрицы не помог. Потребовались комиссары в пыльных шлемах

Болезнь не делала сословных различий: от нее погибали и простолюдины, и особы королевской крови. В России оспа убила юного императора Петра II и едва не стоила жизни Петру III. Последствия перенесенной оспы сказались и на внешности советского лидера Иосифа Сталина.

Борьба с оспой путем привнесения человеку ослабленной инфекции с целью выработки у него иммунитета практиковалась на Востоке еще во времена Авиценны, этот метод назывался вариоляцией.

Метод вакцинации стал применяться в Европе в XVIII веке. В России этот метод был внедрен Екатериной Великой, специально для этого пригласившей из Англии врача Томаса Димсдейла.

Полную победу над оспой можно было одержать лишь при условии всеобщей вакцинации населения, но ни личный пример императрицы, ни ее указы не могли решить эту задачу. Методы вакцинации были несовершенны, сохранялась высокая смертность прививаемых, низок был уровень врачей. Да что там говорить, элементарно не было достаточного количества медиков, чтобы решить вопрос в масштабах страны.

К тому же низкий уровень образования приводил к тому, что люди испытывали суеверный страх перед прививками. Что говорить о крестьянах, если даже в Петербурге кампании по вакцинации проводились при помощи полиции.

Разговоры о необходимости решения проблемы в России шли весь XIX век, захватив и начало XX столетия.

Однако разрубить гордиев узел оказалось под силу лишь большевикам. В 1919 году, в разгар Гражданской войны, вышел декрет Совнаркома РСФСР «Об обязательном оспопрививании».

Комиссары в пыльных шлемах и кожаных тужурках стали действовать по принципу убеждения и принуждения. У большевиков дело пошло значительно лучше, чем у их предшественников.

Если в 1919 году было зафиксировано 186 000 случаев заболевания оспой, то через пять лет — всего 25 000. К 1929 году число заболевших упало до 6094, а в 1936 году оспа была полностью ликвидирована в СССР.

Индийский вояж сталинского лауреата

Если в Стране Советов болезнь была побеждена, то в других странах мира, особенно в Азии и Африке, она продолжала делать свое черное дело. Поэтому советским гражданам, выезжавшим в опасные регионы, в обязательном порядке проводили вакцинацию.

В 1959 году 53-летний художник-график Алексей Алексеевич Кокорекин, мастер агитплаката, лауреат двух Сталинских премий, готовился к поездке в Африку. Как и положено, ему необходимо было сделать прививку против оспы. Существует несколько версий того, почему положенные медицинские процедуры не были проведены: по одной из них, об этом просил сам Кокорекин, по другой — что-то пошло не так у врачей.

Художник-график Алексей Алексеевич Кокорекин. Кадр youtube.com

Как бы то ни было, роковым обстоятельством стало то, что отметка о проведении вакцинации ему была проставлена.

Поездка в Африку не состоялась, но спустя несколько месяцев художник уехал в Индию, где в ту пору черная оспа была распространена, словно гречка в России.

Путешествие Кокорекина получилось насыщенным. В частности, он побывал на кремации местного брамина и даже приобрел ковер, продававшийся среди других вещей покойного. По какой причине индиец расстался с жизнью, местные не говорили, а сам художник не счел нужным выяснять.

За десять дней до нового, 1960 года Алексей Алексеевич прибыл в Москву и сразу же щедро одарил родных и знакомых сувенирами из Индии. Появившееся по возвращении недомогание он списал на усталость от путешествия и длительного перелета.

«Да это, батенька, черная оспа»

Кокорекин обратился в поликлинику, где ему поставили диагноз «грипп» и выдали соответствующие препараты. Но состояние художника продолжало ухудшаться.

Через два дня он был госпитализирован в Боткинскую больницу. Врачи продолжали его лечить от тяжелой формы гриппа, списывая появление странной сыпи на аллергию от антибиотиков.

Ситуация становилась все хуже, и отчаянные попытки медиков что-либо изменить результата не давали. 29 декабря 1959 года Алексей Кокорекин скончался.

Бывает, что в подобных случаях доктора быстро оформляют документы о смерти, но тут ситуация была несколько иной. Умер не кто-нибудь, а заслуженный деятель искусств РСФСР, человек влиятельный и известный, а врачи не могли дать внятный ответ на вопрос о том, что именно его погубило.

Разные свидетели по-разному описывают момент истины. Хирург Юрий Шапиро в своих воспоминаниях утверждал, что патологанатом Николай Краевский, поставленный в тупик странными результатами исследований, пригласил для консультации своего коллегу из Ленинграда, гостившего в Москве.

75-летний ветеран медицины, взглянув на ткани несчастного художника, спокойно сказал: «Да это, батенька, variola vera — черная оспа».

Что было в этот момент с Краевским, а также со всем руководством Боткинской больницы, история умалчивает. В оправдание им можно сказать, что к тому моменту в СССР врачи уже почти четверть века не встречались с оспой, поэтому неудивительно, что они ее не распознали.

Наперегонки со смертью

Положение было катастрофическим. Сразу у нескольких человек из персонала больницы, а также у пациентов обнаружили признаки заболевания, которое они успели подхватить у Кокорекина.

А ведь до попадания в стационар художник успел пообщаться с массой людей. Это означало, что уже через несколько дней Москве мог начаться оспенный мор.

О ЧП государственного масштаба было доложено на самый верх. По приказу партии и правительства для пресечения развития эпидемии задействовали силы КГБ, МВД, Советской армии, Минздрава и целого ряда других ведомств.

Лучшие оперативники страны в течение считаных часов отработали все связи Кокоренина и отследили каждый его шаг после возвращения в СССР: где был, с кем общался, кому что дарил. Установили не только друзей и знакомых, но и членов смены таможенного контроля, встречавших рейс художника, таксиста, который вез его домой, участкового врача и работников поликлиники и т. д.

Один из знакомых Кокорекина, пообщавшихся с ним после его возвращения, сам отправился в Париж. Этот факт установили, когда рейс «Аэрофлота» был в воздухе. Самолет немедленно вернули в Москву, а всех, кто был на борту, отправили в карантин.

К 15 января 1960 года оспа была выявлена у 19 человек. Это был настоящий бег наперегонки со смертью, в котором цена отставания равнялась жизням тысяч людей.

Всей мощью советской власти

В общей сложности было установлено 9342 контактера, из которых к первичным относилось около 1500 человек. Последние были помещены на карантин в стационары Москвы и Московской области, остальные находились под наблюдением на дому. В течение 14 дней их дважды в день обследовали врачи.

Но и этого было мало. Советское правительство намеревалось «раздавить гадину» так, чтобы даже минимального шанса на возрождение у нее не было.

В экстренном порядке началось производство вакцин в объемах, которые должны были обеспечить потребности всего (!) населения Москвы и Московской области. Еще не забытый военный девиз «Все для фронта, все для победы» снова был востребован, заставляя людей выжимать из себя максимум.

«Под ружье» поставили 26 963 медработника, открыли 3391 прививочный пункт плюс организовали 8522 прививочные бригады для работы в организациях и ЖЭКах.

К 25 января 1960 года были вакцинированы 5 559 670 москвичей и более 4 000 000 жителей Подмосковья. Нигде и никогда не проводилась столь масштабная операция по вакцинированию населения в такие короткие сроки.

Последний случай заболевания оспой в Москве было зафиксирован 3 февраля 1960 года. Таким образом, с момента заноса инфекции до прекращения вспышки эпидемии прошло 44 дня. С момента начала мероприятий по ликвидации ЧП до полной остановки эпидемии понадобилось всего 19 (!!!) дней.

Окончательный итог вспышки черной оспы в Москве — 45 заболевших, из них трое умерших.

Больше variola vera на свободу в СССР не вырывалась. А отряды «спецназа» советских врачей, вооруженные вакцинами отечественного производства, атаковали черную оспу в самых отдаленных уголках планеты. В 1978 году Всемирная организация здравоохранения отчиталась: болезнь полностью ликвидирована.

Прививки против оспы советским детям делали вплоть до начала 1980-х. Лишь убедившись, что враг разбит окончательно, без шансов на возвращение, от этой процедуры отказались.

В Советском Союзе о подобных ЧП писать было не принято. С одной стороны, это помогало избежать паники. А с другой — в тени оставался настоящий подвиг тысяч людей, спасших Москву от страшной беды.

aif.ru

История прививок от оспы — Сайт 1796

Миллард Чарльз Киллик (1870—1952), MD, DSc, докторская диссертация на тему борьбы с натуральной оспой. Cанитарный инспектор Лейстера в 1901—1935 годах. В 1914 году издал книгу "Вопросы вакцинации в свете современного опыта". Вел активную общественную деятельность, избирался президентом различных медицинских и общественных организаций, был одним из создателей Общества легализации добровольной эвтаназии.

Оригинал можно скачать отсюда

В историю вакцинации в нашей стране навсегда войдет 1948 год, когда были отменены обязательные прививки младенцам — мера, которая являлась предметом острой и ожесточенной полемики на протяжении многих лет. Учитывая большое значение, придаваемое всеобщей вакцинации детей как нашей "первой линии защиты", и твердое убеждение, что прививки можно проводить только принудительно, вызывает удивление, что предложение отменить их обязательность не вызвало большого сопротивления. Оно было совсем незначительным.

История обязательной вакцинации

Великое открытие Дженнера было сделано в самом конце XVIII в., а практика вакцинации постепенно получила поддержку в начале XIX в. В 1840 году был принят закон, предусматривающий проведение бесплатных прививок общественными вакцинаторами, назначаемыми для этой цели попечительскими советами, но этот закон был лишь разрешительным. Только в 1853 году прививки младенцам впервые стали обязательными. По новому закону каждый родитель, который отказался от прививки своему ребенку или не сделал ее в течение трех месяцев после его рождения, привлекался к ответственности в виде штрафа в 20 шиллингов и выплаты судебных издержек. Таким образом, принуждение было в силе (теоретически) в течение 95 лет, но в действительности закон применялся на протяжении лишь части этого периода. В законе отсутствовал механизм его практического применения, но это упущение было в некоторой степени исправлено в 1861 году, когда попечительские советы были уполномочены назначать прививочных чиновников, вменяя им обязанность возбуждать судебные разбирательства против неплательщиков. Шесть лет спустя, в 1867 году, был принят еще один закон, который закрепил принципы предыдущих законов и утвердил более строгие штрафные санкции. В прениях в третьем чтении законопроекта сэр Томас Чамберс, выступая на стороне оппозиции, пророчески заявил: "Я уверен, что если законопроект будет одобрен, это послужит началом волнений, которые не прекратятся до тех пор, пока закон не будет отменен". Прошел 81 год, прежде чем исполнилось его пророчество.

Оппозиция принуждению

Мятеж в Лейстере

После принятия нового закона появилась и активная оппозиция. В Лондоне была создана Лига против обязательной вакцинации, и вскоре ее филиалы появились в ряде провинциальных городов. Стимулом к развитию этого движения послужили многочисленные преследования за неисполнение закона об обязательных прививках. Налагались штрафы, а так как многие отказывались платить, их имущество арестовывалось, после чего некоторых лишали свободы. Первым попавшим в тюрьму родителем был Уильям Джонсон из Лейстера. На митинге после его освобождения сторонники Джонсона преподнесли ему серебряные часы. Эта встреча может рассматриваться как начало движения против вакцинации в Лейстере, которое набрало такую силу, что противники прививок со всей страны смотрели на этот город как на Мекку. После серьезной эпидемии натуральной оспы в 1870—71 годах, которая была частью пандемии, прокатившейся по Европе, назначение прививочных чиновников стало обязательным, и власти в Лейстере, как и всюду, пытались обеспечить более строгое исполнение прививочного закона. Число преследуемых увеличилось в этом городе с 2 в 1869 году до более 1100 в 1881 году, а всего за двенадцать лет преследованию подверглось более 6000 человек. Из них 64 наказанных были лишены свободы и у 193 арестовали имущество, причем эта мера зачастую осуществлялось с большим трудом из-за симпатии населения к преследуемым. Среди тех, кто бросил вызов установленному закону, оказались представители всех классов общества, и их считали мучениками. В конечном счете в 1886 году попечители подавляющим большинством голосов решили прекратить преследование за уклонение от прививок, и после этого закон о прививках в Лейстере потерял силу. В результате количество привитых быстро снизилось, и в последние 40 лет в среднем прививалось около 5% младенцев.

Почему возражали после прививок?

Было бы ошибкой рассматривать широко распространенную враждебность к прививкам просто как результат организованной агитации. В первую очередь противостояние возникло из-за серьезных последствий и причиненного прививками вреда здоровью, которые многие люди испытали или полагали, что испытали, в своих семьях, и понятно, что это было, несомненно, гораздо более распространено в те дни прививок "от руки к руке", когда важность асептики была неизвестна или непонятна. Даже после того как глицеринизированная лимфа теленка заменила лимфу, полученную непосредственно с руки другого ребенка, общественные вакцинаторы должны были выполнять эту операцию гораздо более "тщательно" (четыре "хороших" рубца) по сравнению с нынешней ситуацией, и нередко встречались "плохие руки" (на которых место прививки инфицировалось, и развивалось воспаление. — Прим. перев.). Принуждение сделать прививку здоровому любимому ребенку, в то время как родители искренне верили в то, что после прививки может пострадать его здоровье, многими рассматривалось как нестерпимое нарушение свободы личности.

Статья "по соображениям совести"

В 1897 году в результате постоянных растущих волнений и после настоятельной рекомендации Королевской комиссии было принято новое законодательство, которое содержало статью "по соображениям совести". Она позволяла родителям, которые могли убедить двух судей в суде, что они "добросовестно считают, что прививки могут принести ущерб здоровью их ребенка", получить освобождение от прививок. Спустя девять лет получить освобождение от прививки стало гораздо легче, так как вместо похода в суд достаточно было сделать под присягой официальное заявление перед членом городского магистрата или уполномоченного для этой цели солиситора. Эффект этой лазейки, которой пользовались очень активно, вместе с тем фактом, что к тому времени заболеваемость натуральной оспой значительно снизилась, привели к устойчивому и продолжающемуся и сегодня снижению доли привитых детей.

Предупреждения о грозящей опасности

Естественно, раздавались грозные предупреждения о большом риске, который возник для всей страны и Лейстера в частности. Д-р Томкинс, который был тогда санитарным инспектором Лейстера, в своем отчете за 1888 год писал:

Печальная особенность нынешнего состояния дел заключается в том, что тысячи юных жителей города растут незащищенными и рискуют жизнью. Достаточно, чтобы их коснулось лишь дуновение оспенной инфекции, и они тут же подхватят эту страшную болезнь.

Несомненно, если бы я был санитарным инспектором Лестера в тот период и не обладал тем опытом, который накоплен к сегодняшнему дню, я бы тревожился так же, как и д-р Томкинс.

Подобным предупреждениям вторили медицинские эксперты по всей стране. Д-р Дж. К. Mаквейл (1886), признанный авторитет, писал:

Противники прививок в Лейстере… в значительной степени разоружившие вакцинаторов, развязали отчаянный и смелый, хотя и ошибочный, конфликт с врагом… Но придет время, и в Лейстере мы несомненно увидим повторение опыта прошлых столетий, и, конечно, станет меньше детей, которым будет суждено умереть от диареи. Остается надеяться, что когда грянет катастрофа, правительство увидит, что уроки последней следует должным образом записать и изучить… У Лейстера мало шансов для проверки своего иммунитета.

Лейстерский "эксперимент"

Произошла ли в действительности такая проверка?

Прошло уже 62 года с тех пор, как д-р Маквейл написал приведенные выше слова. В течение этого периода оспа много раз проникала в город, и три раза болезнь разрасталась до эпидемии. Когда в 1893 году произошла первая эпидемия, о ней д-р С. Коупленд в должном порядке проинформировал правительство, признавая, что "факты, вероятно, показывают, что в этой эпидемии естественная восприимчивость к оспе в отсутствие прививок была по меньшей мере не столь велика, как это предполагалось". Затем последовали еще две эпидемии, о которых сообщал уже я, но никакой природной катастрофы не произошло, хотя в одном случае вспышка была внезапна, 53 случая в течение одной недели, а затем отмечались 21, 34 и 48 случаев болезни в течение ближайших трех недель соответственно. Затем вспышка утихла почти так же быстро, как и возникла, и спустя шесть недель заболел только один человек. Замечательной особенностью этой вспышки было то, что какое-либо объяснение ее происхождения отсутствовало. В первые две недели, до появления второго случая, никто не заболел. Никакой связи между этими двумя случаями не прослеживалось. Они произошли в отдаленных частях города, отличались возрастом заболевших, полом и родом деятельности, отсутствовала какая-либо связь, как будто инфекция буквально упала с неба, что действительно могло произойти, если в теории "воздушного переноса" есть истина, так как до вспышки в больнице находилось несколько больных оспой. Но по крайней мере появился "шанс для проверки иммунитета в Лейстере", о котором говорил д-р Маквейл. К этому времени прививки младенцам не делались уже 17 лет, и по крайней мере 90% детского населения осталось непривитым. Некоторое количество школьников переболели, как и лица из других возрастных групп, но вспышек в школах не возникало, и школы не закрывались.

Уроки "эксперимента"

Отказ от прививок младенцам в таком большом городе как Лейстер в течение длительного периода, несомненно создал условия для "контрольного эксперимента", который так необходим для проверки любой теории. Стоит, поэтому, рассмотреть, какие уроки можно извлечь из случившегося.

Два самых важных урока:

  1. То, что упомянул д-р Коупленд и что отмечалось выше, а именно: естественная восприимчивость к оспе не так велика, как предполагалась. Это не означает, что оспа не является очень заразной болезнью; она, вероятно, самая заразная из всех заразных болезней, и очень немногие имеют к ней естественный иммунитет. Но есть предел ее заразности, и в Лейстере было показано, что она не выбирает в обществе непривитых людей в такой степени, о какой часто заявляется. Ожидалось, что когда оспа действительно появится в Лейстере, она обрушится с особой тяжестью на непривитых детей. Маквейл прямо пророчествовал это. Тем не менее в течение 34 лет, на протяжении которых я был санитарным врачом в Лейстере, в городе заболели оспой 700 человек (тяжелые и не очень случаи), причем среди них оказалось только двенадцать младенцев в возрасте до года, из которых умерли трое. Кстати, возраст некоторых заболевших, в том числе всех умерших, были ниже границы, установленной законом для прививания, так что эти случаи нельзя отнести полностью к пренебрежению прививками.
  2. Вторым важным уроком, который следует извлечь, является эффективность современных методов профилактики в борьбе с распространением оспы, независимо от прививочной профилактики. Это также противоречит ранее принятому учению. Отсюда, конечно, не следует, что оспа никогда не будет распространяться в непривитом сообществе, но она будет распространяться даже в так называемом очень хорошо привитом сообществе. Дело в том, что на практике невозможно поддерживать любую общую популяцию в состоянии действительно очень хорошо привитом — по крайней мере не в демократической стране. Для этого потребовалось бы делать повторные прививки каждому человеку несколько раз в жизни, и это явно невыполнимо. В британской армии сегодня существует правило повторно прививать каждого раз в пять лет при службе в нашей стране, и каждые два года при службе за границей.

Почему пророки ошибались

Оглядываясь назад, интересно рассмотреть, почему медицинские эксперты так ошиблись в своих пророчествах о грядущих бедствиях, если население откажется от всеобщей вакцинации детей. Это было, вероятно, связано с усиленно поддерживаемой верой в то, что исключительно прививки младенцам привели к большому снижению смертности от оспы, которое последовало за их введением. То, что это несомненно имело причинно-следственный характер, повторялось вновь и вновь в каждом учебнике и в каждом курсе лекций по здравоохранению. Это снижение преподносилось как настоящий выдающийся триумф профилактической медицины. Неудивительно, что студенты-медики приняли его за неопровержимый научный факт. Д-р Маквейл в своей книге, которая была признана образцовой работой, доказывающей необходимость прививок, использовал очень "наглядную" диаграмму, на которой за счет тщательной подборки периодов времени он показал прогрессивное снижение смертности от оспы, происходящее параллельно растущей эффективности принуждения к прививкам. Власти воспользовались этой диаграммой, и очевидная обратно пропорциональная связь между смертностью от оспы и количеством прививок младенцам стала одним из главных аргументов для поддержания этой веры. Теперь мы знаем, что эта очевидная корреляция была совпадением, так как смертность от оспы продолжала снижаться даже после того, как снизился уровень вакцинации, и снижается до настоящего времени на протяжении более 60 лет. Конечно, в работе должны были быть указаны другие причины резкого снижения смертности от оспы в начале XIX века*, и в этом смысле прививкам так много лет приписывается вся честь — вероятно, гораздо бóльшая, чем та, на которую они могли бы претендовать.

Это не означает, что прививки не оказывали никакого влияния на ускорение снижения заболеваемости. Оспаривается лишь степень этого влияния. Привитые дети практически не умирали, но среди непривитых детей и у людей старшего возраста смертность увеличилась вследствие вредного влияния неполной защиты на распространение инфекции носителями (пропущенные случаи), что является одним из основных способов распространения оспы, как стало ясно сегодня. Здесь нет места развивать эту тему глубже. Хотелось бы отметить, что снижение смертности от оспы, последовавшее после введения прививок, произошло бы раньше или позже, даже если бы прививки никогда не были придуманы.

Будущее вакцинации

Официальная точка зрения такова, что принимая во внимание большой успех, которым сопровождались добровольные методы иммунизации против дифтерии, охват прививками младенцев должен увеличиться, а для этого следует заменить убеждение принуждением. Что это произойдет, кажется сомнительным по двум причинам:

  1. Для иммунизации мы можем отметить, что дифтерия является серьезной угрозой для жизни ребенка, в то время как оспа перестала быть угрозой, по крайней мере в настоящее время. (Имеется в виду пассивная иммунизация, введение сывороток крови иммунных животных и людей, а не вакцин. Такая сыворотка содержит готовые антитела, которые нейтрализуют токсин, инактивируют возбудителя и препятствуют его распространению, при этом создается кратковременный иммунитет, до 1 мес. — Прим. перев.)
  2. Относительно иммунизации мы можем честно сказать, что она очень безопасна: вредные последствия незначительны и "плохие руки" практически неизвестны. Смеем ли мы сказать то же самое про вакцинацию?

Несколько лет тому назад супруги, проживающие на окраине Лейстера, прислушавшись к совету, привили двоих своих детей. У обоих развился поствакцинальный энцефалит и оба умерли, оставив семейную пару бездетной — неприятно же было советчикам! Правда, это был исключительный случай, и опасность развития энцефалита меньше после прививок в младенчестве, чем в более позднем возрасте. Но другие нарушения здоровья — не такая уж и редкость. Принимая во внимание эти факты, трудно с большим энтузиазмом вести активную пропаганду в пользу прививок, так как и без такой пропаганды прививки детям не прекращаются. Пока оспа не возвращается и нет угрозы заражения ею, кажется вероятным, что в будущем прививки оставят только для врачей, медсестер и санитаров (и все они должны получать повторные прививки гораздо чаще, чем теперь), для обслуживающего персонала, для лиц, отправляющихся на Восток, и после контакта с заболевшим.

Прогноз в отношении оспы

И, наконец, об оспе. Возможно ли возвращение болезни, если младенцам перестанут делать прививки? Увидим ли мы вновь опустошение, как в допрививочные времена? Сомнительно, чтобы власти действительно ожидали это сегодня, несмотря на пророчества, которые в прошлом делали с большой уверенностью.

Кратко можно охарактеризовать нынешнее положение так: в Лейстере за 62 года, прошедшие с тех пор, как отказались от прививок младенцам, случились только 53 смерти от оспы, а за последние 40 лет — только две. Более того, опыт Лейстера подтвердился, и решительно подтвердился по всей стране. Вакцинация неуклонно снижается с тех пор, как была введена статья "по соображениям совести", и к настоящему времени почти две трети новорожденных не привиты. Однако смертность от оспы также несколько снизилась. За четырнадцать лет с 1933 по 1946 год случилось только 28 смертей в популяции, охватывающей около 40 миллионов человек, и среди этих 28 не было ни одного младенца в возрасте до года. Попутно следует отметить, что за тот же период, как признано официально, произошло не менее 51 смерти от "вакцинии, других последствий вакцинации и поствакцинального энцефалита". Если бы были привиты все новорожденные дети, эти показатели, очевидно, были бы намного выше.

Несомненно, что условия жизни в нашей стране — здравоохранение, санитария, уровень жизни, называйте их как хотите, — очень изменились, помимо введения прививок, так что нынешние условия больше не являются благоприятными для значительного распространения оспы. Кстати, можно отметить, что другие инфекционные болезни, которые когда-то приводили к очень высокой смертности в нашей стране, — скарлатина, брюшной тиф, сыпной тиф — показали столь же резкое снижение смертности, что и оспа, но пока никто не тревожится, что эти болезни вернутся к своей прежней смертности, и не было никаких прививок, которые могли бы привести к снижению заболеваемости.

Для тех, кто все еще опасается последствий отмены обязательная вакцинации, всегда есть утешительная мысль: если натуральная оспа снова вторгнется в нашу страну в серьезных масштабах и когда-нибудь действительно выйдет из-под контроля, у нас есть против нее козырная карта, отсутствующая для других эпидемических болезней: чрезвычайная массовая вакцинация всего населения в пострадавших районах. Такая мера, по общему признанию, будет очень сильной, и она должна применяться лишь в крайних случаях. Этот шаг нельзя совершать в момент паники, когда оспой заболело только несколько человек в большом городе, но он спасет ситуацию, если его предпримут эффективно в достаточно серьезной ситуации. В прививочной линии защиты остается одна позиция, неприступная, несмотря на все нападения противной стороны: недавно привитый человек не заболевает оспой независимо от того, в какой степени он контактировал с инфекцией (это не относится к человеку, привитому в инкубационном периоде). Исключения из этого правила настолько редки, что на практике их можно проигнорировать.

Заключение

Мы предполагаем, что за отменой обязательных прививок скорее всего последует дальнейшее снижение числа прививаемых детей, и через нескольких лет детское население этой страны окажется практически незащищенным против оспы посредством прививок. Взрослое население, конечно, никогда и не было на самом деле защищено.

Что касается оспы, никто не может предсказать будущее. В какой-то момент оспа может прийти из-за границы, как это происходило всегда, и возможно, что однажды случится серьезная эпидемия, как это происходило в прошлом. Я предполагаю, однако, что с учетом накопленного за последние 60 лет опыта непривитого населения как в Лейстере, так и по всей стране, нет никакой реальной причины для тревоги.

Примечание

* Я не один придерживаюсь такой точки зрения. Мейджер Гринвуд (1880—1949, английский эпидемиолог и статистик. — Прим. перев.) писал в 1930 г.: "(3) …Использование этого инструмента (прививок) было одним из факторов, но не единственным, возможно, и не самым важным, в изменении эпидемиологической истории оспы в течение последних ста лет".

Библиография

Biggs, J. T. (1912). Leicester: Sanitation v. Vaccination, National Antivaccination League, London.
Greenwood, Major (1930). Proc. R. Statist. Soc., 93, 233.
McVail, J. C. (1886). Vaccination Vindicated. London.
Millard, C. K. (1914). The Vaccination Question in the Light of Modern Experience, Lewis, London.
Ministry of Health (1948). Memo on Vaccination Against Smallpox. H.M.S.O.
Swan, J. P. (1936). Thc Vaccination Problem. Daniel, London.

1796web.com

История прививок

Масштабные антипрививочные кампании, к которым присоединяется все больше молодых родителей, массовая антипрививочная истерия в СМИ на фоне изредка раздающихся голосов защитников вакцинации побудили меня к написанию цикла статей о прививках. И первый материал посвящен тому, что же изменилось в мире с появлением вакцин.

Допрививочная эра: дифтерия

Противники вакцинации, громко трубящие о ее «грозных» последствиях, почему-то «забывают упомянуть» о временах, когда в мире бушевали эпидемии страшных, смертельных заболеваний. Я восполню этот пробел и напомню читателям о трагедиях, развернувшихся в те годы.

Дифтерия, о которой сегодня благополучно забыли, — тяжелейшее заболевание, которое осложняется параличом конечностей, мягкого нёба, голосовых связок, дыхательных путей. Человек может умереть в невыносимых муках, будучи не в состоянии вдохнуть даже маленький глоток воздуха. Смертельный исход ждет до 20 % детей и взрослых старше 40 лет и 5–10 % людей среднего возраста. В 1920-х годах в Америке во время эпидемии дифтерии погибало 13–15 тысяч человек в год, большинство из которых дети. В 1943 году в Европе дифтерию перенесли 1 миллион человек, из которых 50 тысяч умерли.

В 1974 году Всемирная организация здравоохранения запустила программу иммунизации от дифтерии, результаты которой проявились моментально. Эпидемии стали редкостью, а их редкие вспышки оказывались ничем иным, как следствием ошибок врачей.

Так, в начале 1990-х годов в России медицинские чиновники решили пересмотреть существующий еще с советских времен список противопоказаний к вакцинации против дифтерии — разумеется, с благими намерениями. Он был значительно расширен, и результаты этих намерений привели… к эпидемии дифтерии в 1994 году. Тогда дифтерией заболели 39 703 человека.

Для сравнения: в спокойный 1990 год было зафиксировано всего 1211 случаев заболевания. Но дифтерия — это не самая жуткая болезнь, которую удалось взять под контроль с помощью вакцин.

Тени стянет трепетом tetanus…

Мучительное заболевание, смертность от которого может достигать 50 %... Заразиться им проще простого: отец певца революции Маяковского уколол палец иглой и умер от жестокого столбняка. Токсины, которые выделяют бактерии Клостридии тетани, — яды, приводящие к тоническим сокращениям жевательных мышц, судорогам мимических мышц, а затем к напряжению мышц спины, конечностей, глотки, живота. Вследствие сильных мышечных спазмов нарушается или полностью прекращаются глотание, дефекация, мочеиспускание, кровообращение и дыхание. Около 40 % больных старше 60 лет погибают в неописуемых страданиях. Молодые пациенты имеют больше шансов на выживание, однако перенесенная болезнь останется одним из самых больших кошмаров в их жизни.

Благодаря массовой иммунизации опасность заболеть столбняком приняла гипотетический характер. Так, на 2012 год в России регистрировалось всего 30–35 случаев столбняка в год, причем 12–14 из них имели летальный исход. Около 70 % заболевших — пожилые люди старше 65 лет, не привитые от столбняка.

Оспа, канувшая в Лету

Еще одно ужасное заболевание, оставшееся в допрививочном прошлом навсегда, — оспа. Эта вирусная инфекция легко передается воздушно-капельным путем, собирая богатый урожай жертв. Мало кто сегодня знает и помнит, что как минимум каждый третий больной оспой погибал. Общий коэффициент смертности детей до года составлял 40–50 %.

Читайте также:
Делать ли прививки

Сыпь, покрывающая практически все тело, — это только одна, эстетическая сторона заболевания. Такие же оспины со временем появлялись на слизистой оболочке носа, ротоглотки, гортани, а также дыхательных путей, половых органов, мочеиспускательного канала и конъюнктивы глаза.

Затем эти высыпания превращались в эрозии, а позже возникали признаки поражения головного мозга: нарушение сознания, судороги, бред. Осложнения оспы — воспаление головного мозга, пневмония, сепсис. Пациентам, которые выживали после этого заболевания, на память оставались уродующие многочисленные рубцы.

В XVIII веке оспа была лидирующей причиной смертности в мире. Каждый год 400 тысяч европейцев погибали вследствие эпидемий. И только создание вакцины остановило эту напасть. Начало концу оспенным трагедиям положил английский врач Эдвард Дженнер. Он заметил, что доярки, переболевшие коровьей оспой, не заражаются оспой человеческой. Так, еще в начале XVIII века, появилась первая в мире вакцина против натуральной оспы, в состав которой входил неопасный для человека вирус коровьей оспы.

В Россию вакцинация пришла после смерти от оспы императора Петра II. Первыми вакцинированными стали императрица Екатерина II и будущий император Павел I. Так началась эра вакцинации, которая позволила полностью победить уносящую миллионы жизней болезнь. По данным ВОЗ, с 1978 года оспа считается побежденной — с тех пор не было зарегистрировано ни одного случая заболевания.

Благодаря массовой иммунизации оспу удается держать под тотальным контролем, и это — огромное достижение современной медицины. О котором, конечно же, не упоминают противники прививок. Да, спросит читатель, но как же все-таки работают вакцины в человеческом организме?

Невидимый, но ценный труд

Прививки учат организм правильно реагировать на возбудителя заболевания. Убитые или живые, но инактивированные микробы стимулируют иммунный ответ без развития заболевания. В результате организм вырабатывает антитела к антигенам возбудителя и формирует стойкий иммунитет к ним.

Повсеместная вакцинация, начавшаяся в XX веке, не только уничтожила натуральную оспу. Распространенность кори и свинки снизилась на 99 %, а коклюша — на 81 %. Мы почти забыли о полиомиелите и паротите. Девочки, становясь девушками и женщинами, больше не рискуют заразиться «смешной» краснухой во время беременности и потерять из-за этого долгожданного малыша.

Мы привыкли к стабильности и достижениям современной медицины настолько, что стали их не замечать. И тогда в нашу жизнь ворвались голоса тех, кто с горящими праведным гневом глазами возвещает о… смертельной опасности вакцинации. Преисполненные трагичных интонаций эти голоса призывают защищаться от прививок как от самых зловредных, непредсказуемых своими последствиями веществ. На чём же основывают эти люди свои теории, чем аргументируют они «опасность» вакцинации и насколько эти аргументы соответствуют действительности, я расскажу в следующих статьях.

Марина Поздеева

Фото thinkstockphotos.com

apteka.ru

История вакцинации. Развитие эпидемиологии в России. Мечников, Хавкин, Гамалея

Попытки предупреждения заразных болезней, во многом напоминающие методику, которая была принята в XVIII веке, предпринимались еще в древности. В Китае прививка против оспы была известна с XI в. до н. э., и проводилась она путем вкладывания части материи, пропитанной содержимым оспенных пустул в нос здорового ребенка. Иногда использовали также сухие оспенные корочки. В одном из индийских текстов V века говорилось о способе борьбы с оспой: «Возьми с помощью хирургического ножа оспенную материю либо с вымени коровы, либо с руки уже зараженного человека, между локтем и плечом сделай прокол на руке другого человека до крови, а когда гной войдет с кровью внутрь тела, обнаружится лихорадка».

Были народные способы борьбы с оспой и в России. В Казанской губернии издревле растирали оспенные струпья в порошок, вдыхали его, а затем парились в бане. Кому-то это помогало, и болезнь проходила в легкой форме, для других все заканчивалось весьма печально.

Победить оспу не удавалось еще долгое время, и она собирала богатый скорбный урожай в Старом Свете, а затем и Новом. Оспа уносила миллионы жизней по всей Европе. От нее страдали и представители царствующих домов – Людовик XV, Петр II. И не было действенного способа борьбы с этой напастью.

Действенным способом борьбы с оспой была инокуляция (искусственное заражение). В XVIII веке она стала «модной» в Европе. Целые армии, как было в случае с войсками Джорджа Вашингтона, проходили массовую инокуляцию. Первые лица государств на себе показывали действенность этого способа. Во Франции в 1774 г. в год смерти от оспы Людовика XV был инокулирован его сын Людовик XVI.

Незадолго до этого, под впечатлением предыдущих эпидемий оспы, императрица Екатерина II обратилась за услугами опытного врача-инокулятора Великобритании Томаса Димсдейла. 12 октября 1768 года он провел инокуляцию императрице и наследнику престола, будущему императору Павлу I. Прививка Димсдейла не была первой, сделанной в столице империи. До него шотландский врач Роджерсон привил от оспы детей британского консула, но никакого резонанса это событие не получило, поскольку не было удостоено внимания императрицы. В случае же с Димсдейлом речь шла о начале массового оспопрививания в России. В память об этом  значимом событии была выбита серебряная медаль с изображением Екатерины Великой, надписью «Собою подала пример» и датой знаменательного события. Сам врач в благодарность от императрицы получил титул наследного барона, звание лейб-медика, чин действительного статского советника и пожизненную ежегодную пенсию.

После успешно завершенного образцового прививания в Петербурге Димсдейл вернулся на родину, а в Петербурге начатое им дело было продолжено его соотечественником Томасом Голидеем (Холидеем). Он стал первым врачом Оспенного (Оспопрививального) дома, где желающим бесплатно делали прививку и в награду вручали серебряный рубль с портретом императрицы. Голидей долго жил в Петербурге, разбогател, купил дом на Английской набережной и получил участок земли на одном из островов невской дельты, который, согласно преданию, был назван его именем, переделанным в более понятное русским слово «Голодай» (ныне остров Декабристов).

Но длительной и полноценной защиты от оспы все же не было создано. Лишь благодаря английскому врачу Эдварду Дженнеру, и открытому им методу вакцинации удалось победить оспу. Благодаря своей наблюдательности, Дженнер несколько десятков лет собирал информацию о заболеваемости доярок «коровьей оспой». Английский врач пришел к заключению, что содержимое молодых незрелых пустул коровьей оспы, которое он назвал словом «вакцина», предотвращает заболевание натуральной оспой в случае его попадания на руки молочниц, то есть, при инокуляции. Из этого следовал вывод о том, что искусственное заражение коровьей оспой — безвредный и гуманный способ предотвращения натуральной оспы. В 1796 году Дженнер провел эксперимент на человеке, вакцинировав восьмилетнего мальчика Джеймса Фиппса. Впоследствии Дженнер открыл способ сохранения прививочного материала путем высушивания содержимого оспенных пустул и  хранения его в стеклянной посуде, что позволило перевозить сухой материал в различные регионы.

Первая вакцинация против оспы в России по его методу была сделана в 1801 г. профессором Ефремом Осиповичем Мухиным мальчику Антону Петрову, который с легкой руки императрицы Марии Федоровны получил фамилию Вакцинов.

Процесс вакцинации того времени значительно отличался от современного оспопрививания. Прививочным материалом служило содержимое пустул привитых детей, «гуманизированная» вакцина, вследствие чего высока была опасность побочного заражения рожей, сифилисом и т. п. Вследствие этого А. Негри предложил в 1852 г. получать противооспенную вакцину от привитых телят.

В конце XIX века успехи экспериментальной иммунологии позволили изучить те процессы, которые происходят в организме после прививки. Выдающийся французский ученый, химик и микробиолог, основоположник научной микробиологии и иммунологии Луи Пастер сделал вывод о том, что метод вакцинации можно применить и к лечению других инфекционных заболеваний.

На модели куриной холеры Пастер впервые сделал экспериментально обоснованный вывод: «новое заболевание предохраняет от последующего». Отсутствие рецидива инфекционной болезни после прививки он определил как «иммунитет». В1881 году он открыл вакцину против сибирской язвы. Впоследствии была разработана антирабическая вакцина, позволившая бороться с бешенством. В 1885 г. Пастер организовал в Париже первую в мире антирабическую станцию. Вторая антирабическая станция была создана в России Ильей Ильичем Мечниковым, и стали возникать по всей России. В 1888 г. в Париже на средства, собранные по международной подписке, был создан специальный институт по борьбе с бешенством и другими инфекционными заболеваниями, который впоследствии получил имя своего основателя и первого руководителя. Так, открытия Пастера заложили научные основы для борьбы с инфекционными заболеваниями методом вакцинации.

Открытия И.И. Мечникова и П.Эрлиха позволили изучить сущность индивидуальной невосприимчивости организма к инфекционным заболеваниям. Усилиями названных ученых было создано стройное учение об иммунитете, а его авторы И.И.Мечников и П.Эрлих были удостоены в 1908 году Нобелевской премии (1908 г.).

Таким образом, ученым конца XIX – начала XX веков удалось изучить природу опасных болезней, и предложить действенные способы их предотвращения. Наиболее успешной оказалась борьба с оспой, так как были заложены и организационные основы борьбы с этим заболеванием. Программа ликвидации оспы была предложена в 1958 г. делегацией СССР на XI Ассамблее Всемирной организации здравоохранения и успешно реализована в конце 1970-х гг. совместными усилиями всех стран мира. В итоге, оспа была побеждена. Все это позволили значительно снизить смертность в мире, особенно среди детей, повысить продолжительность жизни населения.

hroniki.org


Смотрите также


Семья

Семейные отношения
Каждая отдельная семья являет собой определенную социально-психологическую группу, которая в свою очередь складывается на основе интимных и исключительно доверительных отношений между двумя супругами, а также родителями и детьми. Её общая социальная активность, структура, а также составляющая нравственно-психологическая атмосфера напрямую зависят не только лишь от общих условий и установленных закономерностей, но также от тех довольно специфических обстоятельств, в которых формируется семья, а также живёт и в полной мере функционирует.
Рождение ребенка – испытание на прочность всей семьи
В сказках, как известно, все невзгоды героев заканчиваются свадьбой. А в жизни со свадьбы все только лишь начинается.

Опрос

Полезный для Вас наш сайт?

Да
Нет
Очень полезный
Ничего интересного
Мне все равно